Глава 19. — Значит, говориш-шь, некромант?

Лорд Корбин

— Значит, говориш-шь, некромант? Это хорош-шо.

Голос Корбина был абсолютно спокоен, только шипящие он сильно растягивал — верный признак злости. Ну и еще глаза сузились так, словно он сам был уроженцем Поднебесной — там все такие… Ну или уж, во всяком случае, большинство.

— Чего уж хорошего? — Учитель полулежал в кресле, вокруг него хлопотали Прим и Веллер. Похоже, у старика на нервной почве начались проблемы со здоровьем, но взгляд оставался осмысленным, а голос его был по-прежнему тверд. — Он силен, очень силен, а искусство некромантии давно считается утерянным, я даже не знаю, как с ним бороться.

— Утрачено? — Корбин окончательно взял себя в руки и позволил себе подпустить в голос тень иронии. — Чушь. Учитель, вы некоторые из этих заклинаний регулярно используете, Прим вон, бывает, по пять раз на дню их практикует, да и я владею кое-чем. Ничего особенного, кстати.

— Что? — Учитель привстал в кресле, даже бывшее до того белым, как мел, лицо его слегка порозовело. — Ты чего несешь?

— Учитель, вы головой-то пошевелите. Нет, я понимаю, конечно, что некромантию запретили еще задолго до вашего рождения, а всякие опыты по ее изучению объявили вне закона, но книги-то, книги-то остались, всех их не уничтожить. А я — боевой маг. Да, узкая специализация, да, в смежных направлениях дуб дубом, но я ведь должен знать, чем мне могут дать по башке, поэтому основы теории некромантии я изучил тщательно и точно говорю — ничего особенного. Больше того, я не нашел принципиальных различий между некромантией и целительством, во всяком случае, на начальном этапе. Вон, Прим обычно энергией больных подпитывает во время лечения, а сейчас, чтобы вам давление сбить, что он делает? Он у вас избыток скачивает, а это — классическая некромантия чистейшей воды. Поменяйте плюс на минус, только и всего.

На Корбина смотрели с эдакой смесью удивления, восхищения, испуга и чего-то там еще — понять было сложно. Вот так вот, лучшие умы магического сообщества годами боялись неизвестно чего, гадали, что это такое и с чем его едят, а тут пришел вояка, которого большинство «серьезных» магов считали если не тупым, то, во всяком случае, ограниченным и уважали исключительно за силу, и все расставил по полочкам одной-единственной фразой. Корбин улыбнулся.

— И не надо мне аплодировать. Ничего особенного в этом нет. Вон, заклинание инфаркта или там инсульта, многие ментальные заклинания — они ведь тоже некротические… Так что, дорогие мои целители, все мы с вами немножко некроманты. Только и вся разница, что нам доступны лишь верхние слои, да и то лишь потому, что мы никогда не старались залезть глубже, но сути это не меняет.



— Но, возможно, глубокие уровни некромантии дают…

— Ерунда, ничего они не дают, — устало отмахнулся Корбин. Разговор начал его утомлять, голова после вчерашних возлияний и практически бессонной ночи болела все сильнее. Прим, очевидно, почувствовав это, на миг отвлекся от быстро приходящего в себя отца и ловко снял графу болевые ощущения. Корбин благодарно кивнул — его собственного умения для эффективной борьбы с похмельным синдромом было сегодня явно недостаточно. — То же самое целительство, говорю я вам. Разница между нами в том, что, забирая энергию у других, можно довольно легко ей управлять, от этого большая гибкость в управлении энергиями, большая вариативность заклинаний. Мы энергию сперва преобразуем, а некроманту этого не надо, отсюда многое дается ему легче и проще. Занятие некромантией — это для лентяев… Зато и отрезанный от ее источников, он практически бессилен, это его слабое место. Некромант, конечно, может качать энергию и по обычному каналу, но преобразует он ее с трудом — специфика такая, это в книгах особенно подробно описывалось. Что-то приобретаешь, но что-то приходится и отдавать взамен. А в остальном их магия подчиняется тем же законам, что и наша, классическая. Те же зомби — это обычные големы, только на биологической основе. Поэтому ими и управлять проще, каменными или там железными я от силы парой штук управлять смогу, а толковый некромант десяток зомби маршировать заставит. Но насчет их всемогущества, вроде толп зомби и мгновенное умерщвление целых городов, — легенды это все. Полтора десятка зомби — это максимум, который когда-либо видели одномоментно, а незащищенный город я смету с лица земли куда быстрее и эффективнее.

— Но чего хорошего-то?

— Ну, во-первых, мне давно хотелось потренироваться на настоящем, живом некроманте. А то теория теорией, но надо же знания и практикой закреплять. Во-вторых, заклинания некромантов изощреннее, но и несколько слабее обычных — канал отдачи напрямую связан с каналом приема, а тот у некромантов слабоват. Накопить энергии они могут, конечно, немало, но единомоментного запредельно сильного удара у них не получится. В-третьих, щиты против них годятся самые обычные, рассеивающие, как и против целителей, которые, — кивок в сторону Веллера с Примом, — повоевать любят. Ну и в-четвертых, видел я этого вашего некроманта. Он мне запредельно сильным тогда показался, а сейчас ясно, что это не так. Просто не ожидал я на это чудо в перьях нарваться, иначе рассмотрел бы его повнимательнее. У некромантов другая структура щитов, поэтому, если верить книгам, они воспринимаются на два-три ранга выше. Знал бы, кто передо мной, — не стал бы осторожничать, а удавил прямо на месте, чтоб неповадно было. Сейчас это будет сделать малость потяжелее. Блин, королей надо давить, пока они еще принцы. Ладно, справлюсь — и не таких били.



— Все-таки рискнешь?

— А разве были сомнения? Заявился, понимаешь, урод плоскорожий, Учителя обидел, ученицу похитил… Ну, пусть не похитил, пусть сманил, какая хрен разница? Это оскорбление нам всем, и мне в том числе, а оскорбления спускать с рук нельзя. Я ему, сволочи, уши в задницу засуну и моргать заставлю.

— Ушами? — прыснул Веллер.

— Да хоть чем. Глазами моргать у него не получится все равно — они у этого козла… Как там его? Гроссмейстер? Так вот, они у него на том тупом огрызке, что заменяет этой мрази голову, а ее я оторву ему так качественно, что ни целительство, ни некромантия обратно не приставят.

— Когда пойдешь? — уже деловым тоном поинтересовался Учитель. Лечение давало результаты, он приходил в себя прямо на глазах.

— Да вот прямо сейчас — все, что мне надо, у меня с собой, портал этого ирода я отследил и векторы держу, так что с этим проблем вообще нет. Веллер, Прим, остаетесь с Учителем — если, не дай Единый, со мной что случится, корпус боевых магов на вас — он сейчас важнее моей башки. И не спорьте, а то обижусь — Прим, ты знаешь, чем это чревато. Лучше позаботьтесь об Учителе, чтобы, когда я вернусь, он был в полном порядке.

— Я с тобой…

— Учитель, вы остаетесь — в таком состоянии, как сейчас, вы совершенно бесполезны как боевая единица. А бой там будет, чувствую, жаркий. Прикрывать еще и вас… Нет уж, увольте. Ребята приведут вас в норму — тогда милости прошу, но не раньше. Для вас будет совсем другая задача — если Ковен что-то почувствует, то надо будет их убедить не вмешиваться. Это — наше внутрисемейное, можно сказать, дело, поэтому не стоит выносить сор из избы. Сами вляпались — сами разгребемся. Вот если что случится со мной — тогда пусть всей толпой туда дуют и разносят там все в клочья, но — издали, иначе это может плохо кончиться.

Учитель задумчиво кивнул — в словах Корбина была доля правды. В самом деле, вмешивать Ковен — это как минимум терять лицо. Последнее рано или поздно выйдет боком. Да и не слишком теперь сомневался Корнелиус в победе Корбина. Некромант, двести лет просидевший в глуши, конечно, кое на что способен, однако Корбин, профессиональный военный и сильнейший боевой маг современности, ему, скорее всего, не по зубам. Де'Карри наверняка знает, что делает, — ему можно отказать во многом, но ни в его продуманности, ни в силе, ни в умении воевать сомневаться не приходится. Раз он сказал, что сила некроманта — это в основном его легендарная репутация, значит, так оно и есть. Ну, скорее всего, так и есть.

Между тем Корбин окинул взглядом собравшихся, усмехнулся в своей обычной для подобных ситуаций манере — уголком рта, злобно:

— А вы чего ждете, орлы? Вам что, особое приглашение надо?

Старшие ученики, переглянувшись между собой, удивленно уставились на Корбина.

— Мы? Ты хочешь, чтобы мы пошли с тобой? — удивленно спросил Элтон.

— Ну конечно хочу. Я что, думаете, в одиночку некроманта месить собрался? Я вам что, герой? Не, его-то я пришибу, но девчонку, скорее всего, вытащить не успею. А вшестером мы этого гада сделаем без шума и пыли, чисто и аккуратно. Бегом собираться!

Ребята сорвались с мест, как в задницы ужаленные, — за одеждой, доспехами, боевыми амулетами… Анна осталась на месте:

— Я ради этой деревенщины и пальцем не пошевелю…

Корбин пожал плечами. На душе неприятно царапнуло, но внешне маг остался совершенно спокоен:

— Да и пес с тобой, без сопливых обойдемся. Брысь тогда отсюда, не путайся под ногами.

— Но я…

Договорить Анна не успела — невидимая рука вздернула ее в воздух и перевернула вниз головой. Юбка моментально задралась, обнаружив под собой полные ноги в кружевных панталонах. Прямо перед собой она увидела оскаленное в недоброй усмешке лицо графа.

— Запомни, — медленно и четко, тщательно выговаривая каждое слово так, будто во рту стало тесно от зубов, процедил Корбин, — мне плевать, кто ты и что ты, мне плевать, кто и что она. Мне вообще на все плевать, на то, какие там у вас взаимоотношения и кто из вас больший сноб. Но она — своя. А ты была своя до этой минуты. Поэтому мы идем ее вытаскивать. А ты можешь убираться к Проклятому. Брысь!..

Последние слова Корбин буквально проревел. В следующую секунду Анна мешком плюхнулась на пол, правда, надо сказать, достаточно мягко — Корбин не собирался причинять ей вред. Она обернулась на Учителя в поисках поддержки, но тот смотрел сквозь нее — так, будто ее здесь не было. Она перевела взгляд на Прима — тот смотрел откровенно презрительно. На Веллера, который, как она знала, был ее тайным воздыхателем, — у того на лице была бесстрастная маска, научился у графа… И Анна поняла, что она стала здесь чужой, абсолютно никому не нужной. На глаза навернулись слезы, и девушка бегом выбежала из комнаты.

— Корбин, мальчик мой…

— Я весь внимание, Учитель.

— Помнишь, я говорил, зачем Гроссмейстеру нужна Джурайя?

— Помню, конечно. Что с того?

— Если это ей сказать… Я не знаю, что будет. Ты пойми, она только с виду сильная, а внутри еще совсем ребенок. Слабый, испуганный, доверчивый ребенок. Если ее сейчас ударить этим, я не знаю, что она с собой сделает…

— Да ничего не сделает. Переварит информацию да умнее будет. Такие вещи надо говорить сразу — это больнее, зато проще лечится.

— Корбин, не надо…

— Учитель, вы уже сделали все, что могли. Если конкретно — ничего вы не сделали. Она у вас хрен знает сколько была, а вы все: «девочка», «лапочка». Вот и доигрались со своими методами воспитания. Ни удержать, ни защитить не смогли. Если уж мне поручаете теперь проблему разгребать, то не надо меня учить, как это делать, — сам справлюсь.

— Корбин…

— Что Корбин? Что, я спрашиваю, Корбин? Я уже со счету сбился, сколько лет я Корбин. Вы что, не могли с самого начала мне все рассказать? Я бы свернул старому некрохрычу голову еще до того, как он добрался до города. Пока он был почти что беспомощен, понимаете? А теперь мне предстоит драка с сильным и опытным противником. Мне что, слава нужна? Да на хрен она мне сдалась. Мне надо, чтобы все живы остались. Всё, не лезьте больше с дурацкими советами. И не обижайтесь, но теперь я сам разберусь, кого, когда, как и в какой позе.

Начавшийся было спор на повышенных тонах был прерван громким топотом — примчались собравшиеся в рекордные сроки ученики. Корбин глянул на них и поморщился — вид, конечно, героический, а вот будет ли толк? Хотя, конечно, ничего страшного или неожиданного — кольчуги хорошей стали, свитые из толстых металлических колец и усиленные металлическими пластинами мечи… У Сельгуна кроме меча боевой топор — фамильный, северяне любят такое оружие. Вагир, конечно, вне конкуренции — сам наемником начинал, у Корбина в роте, так что все снаряжение подобрано грамотно и подогнано ладно. Опыт не пропьешь… Впрочем, Ярек и Элтон тоже в порядке. И все четверо буквально обвешаны амулетами всевозможных сортов, размеров, назначений… Корбин обратил внимание, что амулеты сплошь из камня — похоже, с его легкой руки камень среди боевых магов приобрел нездоровую популярность. Да и среди небоевых тоже — эта четверка в боевые маги никогда особо не стремилась. Ну да и пусть их, чем бы дитя ни тешилось — лишь бы титьку не просило.

— Ну что, ребята, пошли? — спросил Корбин.

Сам он доспех надевать не стал — куртка из толстой кожи, прошитая стальными нитями и усиленная магией, должна была неплохо защищать от не слишком сильных скользящих ударов и магических плюх. Серьезной рубки же не ожидалось — вряд ли у некроманта была под рукой армия из профессиональных солдат. Меч на поясе, кинжал тоже, амулеты под рукой — что еще надо? Ах да, в сапогах тоже по ножу, а большего, в принципе, и не требуется — не войну, чай, затеваем, а зарвавшемуся коллеге морду бить идем…

Портал открылся мягко и точно. Еще бы — не требовалось никаких расчетов, даже сам портал, по сути, создавать было не надо. Корбин просто подхватил след портала, который открыл некромант, не дал разрыву в ткани пространства окончательно зарасти, а сейчас чуть добавил энергии — и портал вновь открылся. Нельзя сказать, что это было приятно — портал буквально смердел магией своего создателя, однако Корбин, хотя и был брезглив от природы, научился наступать на горло собственным эмоциям еще в молодости, только начав делать карьеру наемника. Жизнь заставила — брезгливые при такой профессии долго не живут и богатыми не становятся. Конечно, были у Корбина кое-какие табу, но оперирование чужой магией к ним не относилось.

— Куд-да? — рявкнул Корбин, поймав за шиворот шагнувшего было в портал Ярека и буквально отбросив его назад. — Тебе что, жить надоело?

— А что…

— А то, — передразнил его Корбин. — Ты туда — а тебя там по глупой башке чем-нибудь тяжелым. Я бы так и поступил, кстати. Ждать, и без команды — ни шагу!

Первым в портал скользнул «глаз» — псевдоживая сущность на магической основе. Абсолютно безмозглое создание, единственной задачей которого было пролететь какое-то расстояние и, оглянувшись вокруг, передать то, что видит, своему создателю. Создатель в лице Корбина оглядел окрестности и, не обнаружив в пределах видимости ничего опасного, дал сигнал на выдвижение. «Глаз», лишенный подпитки, аккуратно утух, но это уже не играло роли — Корбин начал вторжение на контролируемую противником территорию.

Гроссмейстер

«Ну вот, все предсказуемо — он все-таки пришел. Что еще ожидать от самовлюбленного дурака, единственным достоинством которого является его природой данная магическая мощь? Все, как и предполагалось: в его огороде потоптались, девку увели, Учителю — грязным сапогом в рыло… Естественно, этот примитив ринулся мстить.

А из портала выходит грамотно, ничего не скажешь… Все-таки прав был мой учитель фехтования, когда говорил, что армия из любого дебила человека сделает. Мозгов нет, а профессиональные навыки остались. Может, сейчас и ударить? Против некромагии они защищаться не умеют, а портал еще и дезориентирует… Нет, далеко, с такого расстояния мгновенно убить его не получится, заклинание ослабнет, он может успеть защититься… Проклятие! Ну почему, почему невозможно было открыть портал ближе к этому проклятому пересечению силовых линий? Почему они так искажают структуру пространства? Ладно, придется ждать, когда он подойдет поближе, и ударить в упор. Впрочем, все равно от некротических заклинаний нет и не может быть защиты. О-па! Еще один, еще… Так, он привел с собой еще четверых. Вся действующая верхушка „гнезда“ Корнелиуса. Пожалуй, я был неправ, этот де'Карри не так прост, он не слон — он, скорее, ферзь… Впрочем, не все ли равно? Так даже лучше, больше людей — больше сил удастся выпить. А все пятеро — маги. Пускай мальчишки и слабаки, но сила в них тоже плещется, значит, я выпью их и стану намного сильнее, еще и амулеты заполню. Перед встречей с Ковеном — как раз то, что нужно. Нет, воистину я Великий Игрок!»

Лорд Корбин

Часовня Единого в самом центре Пустоши. Четыре входа с четырех сторон света… Да, это оно — легендарное Место Силы. Здесь раньше были языческие капища, на которых совершались кровавые жертвоприношения, он не раз читал об этом месте в книгах… Потом пришли служители Единого, не понаслышке знакомые с магией и понимающие ее структуру. Это было во времена Империи, когда церковь Единого только набирала свою нынешнюю мощь и влияние. Здесь построили часовню, разбив и вышвырнув прочь древние алтари. В пик рассвета Империи это место считалось святым, ему поклонялись… Темные люди, не знавшие, что здесь было ранее… Потом Империя распалась, все ринулись делить власть. На Пустоши разыгралась тогда одна из грандиознейших битв той эпохи, бесконтрольно применялась магия массового поражения… Собственно, тогда и образовалась Пустошь, и Место Силы оказалось утерянным. А часовня-то вот она, стоит, и ничего ей не сделалось. И токи магических энергий здесь воистину чудовищны. Некромант — идиот, ему не распорядиться этой энергией, а вот он, Корбин, сможет творить заклинания любой мощи без остановки, даже не используя собственный запас сил — канал и так будет переполнен. И что его сюда принесло? Хотя, может, это просто эманации прошлого, — говорят, в месте, где на протяжении столетий лилась кровь, отзвуки боли остаются навсегда. На некроманта это должно действовать, как валерьянка на кота, а он, Корбин, высший маг, ничего не чувствует… Оно и к лучшему. А теперь к мальчишкам, надо готовиться к штурму. Некромант наверняка знает, что они здесь, не может не знать. Почему он не атаковал сразу? Впрочем, это он совершенно зря сделал — обороной войну не выиграешь. Почему же он сам отдает ему, Корбину, инициативу?

Ладно, гадания придется отложить на потом… Корбин мягким кошачьим шагом спустился с холма, с которого вел наблюдение, подошел к ожидающим его помощникам:

— Ну что, ребята, у меня есть одна хорошая новость и куча плохих. С какой начинать?

— Давай с плохих, — тут же откликнулся Ярек.

— Неправильно, торопыга. Начнем с диспозиции. Некромант засел в заброшенной часовне. Защиту не ставил, вернее, ставил, но от прямой атаки, так что я просмотрел часовню насквозь. Не знаю, почему он не накинул искажающий полог… Впрочем, он жрет кучу энергии, а пополнять ее некроманту пока не с чего. По часовне. Там нет подвалов, вернее, есть, но они, скорее, неглубокие ямы для мелких вещей. Ничего удивительного, подолгу находиться в часовне просто невозможно — умрешь или сойдешь с ума, монахи понимали это и жили в стороне, те постройки не сохранились… В часовне двое, один из них — некромант, он ходит туда-сюда, не знаю, что ему на месте не сидится, Джурайя сидит в центре зала, на алтаре. Живая и, насколько я могу понять, вполне здоровая. Во всяком случае, характерных для ранения нарушений ауры я не видел. В часовне четыре выхода, расположены крестом, сама часовня — один большой зал, и только. Теперь по плохим новостям. Вокруг часовни — открытое пространство, пройти незамеченными не получится, тем более что о нашем прибытии наверняка знают. Там ходит с десяток скелетов и столько же зомби. Еще там два десятка человек, по виду — степняки. Судя по поведению, воли их некромант лишил начисто. Я про такое читал, эти для нас — самые опасные противники. Теоретически, конечно. Ум, хитрость, мастерство владения оружием — все при них. Входы в часовню буквально утыканы всевозможными пакостными заклинаниями, но механических ловушек я не видел — похоже, некромант не успел их сделать. А может, не захотел, не знаю. Ну и сам он, внутри — он ведь тоже сила.

— А хорошая новость?

— Хорошая — то, что мы можем обращаться с энергией совершенно бесконтрольно. Это — Место Силы, слышали про такие?

Ребята заметно оживились. Мест силы, представляющих собой пересечение мощных магических жил, было немного, но о них было известно достаточно. Корбин усмехнулся:

— А теперь смотрите. В лоб атаковать нет смысла. Я имею в виду саму часовню, а не ее стражей. Зомби со скелетами мы просто смахнем — мы маги или нет? Да и задача у них — всего лишь измотать нас. В Месте Силы — непосильная для таких тварей задача, — слегка скаламбурил он. — Степняков я уничтожу. А дальше — атакуем с четырех сторон, но в двери не лезем, пробиваем стены возле них. Чтобы не путаться — каждый бьет таранным заклинанием слева от своей двери. Лучше всего использовать амулеты — они в таком месте более стабильны, а то переборщите еще, поубиваете там всех. Козла старого — так и хрен бы с ним, а девочку будет жалко… А дальше — вы наваливаетесь на Джурайю и надеваете на нее амулеты… Я каждому дам по две штуки, хотя бы один должен оказаться на ней. Лучше, конечно, все, но хотя бы один. И свяжите ей руки, чтоб не брыкалась. Ярек, ты слабее остальных. Не дуйся, но это так. Идешь с Элтоном, прикрываешь ему спину. Кому какая стена — распределите сами.

— А ты?

— Элтон, не волнуйся, сбегать и делать из вас смертников я не собираюсь. На мне — некромант. А вы должны сделать так, чтобы мне не пришлось волноваться еще и за девушку. И за собственную спину, естественно. Сами не лезьте — вам Гроссмейстер пока не по зубам. Ясно?

— Так точно!

— Молодец, Элтон. Так, глядишь, и получится из тебя, сноба, вполне приличный солдат. Ладно, не обижайся — это у меня от напряжения такой юмор. Ну все, ребята, по коням!

Гроссмейстер

«Я думал, он умнее, атакует со всех сторон, а они толпой пошли… Я ведь им специально дал рассмотреть часовню и даже определить, какие я поставил ловушки, чтобы они их снять смогли. А потом уже, поодиночке, попались в замаскированные в конце обычные, совершенно немагические петли. А после этого останется только отрезать их от энергии и добить, обездвиженных и бессильных. Этот прием в свое время уже не раз проходил с подобными самоуверенными юнцами. Нет же, прутся все вместе. Впрочем, ход все равно неожиданный, тем интереснее получится игра. Ладно, сейчас попробуем их на прочность. С зомби, конечно, справятся, а вот куклы их достанут. Ничего, может, так будет и лучше. Хе-хе, мне, разумеется, не им… Проклятый! Что он делает?»

Лорд Корбин

Боевой маг — это не только сила, но и голова на плечах. Хороший боевой маг — это в первую очередь воин, а уж потом — индивидуум, стреляющий молниями. Боевой маг должен уметь думать и действовать быстро и, используя стандартные приемы, делать нестандартные ходы. Сумеет — получится из говна торт, не сумеет — сам ляжет и людей своих потеряет. Лорд Корбин умел многое и сейчас решил использовать одну из своих домашних заготовок. В руках он нес небольшой мешок, набитый мелким гравием, его помощники тащили такие же. Если бы кто-нибудь увидел это «секретное» оружие, он бы, наверное, рассмеялся. И остался бы в дураках, потому что секретным было не оружие, а способ его применения.

Как только они вышли на открытое место, все охранники часовни двинулись к ним. Ну что же, оставалось только подпустить их поближе, а потом дружно подбросить эти самые камешки в воздух. А потом Корбин заставил их полететь в сторону комитета по встречной со скоростью, в пять раз превышающей скорость звука…

Гроссмейстер

«Так, любезный мой Гроссмейстер, надо признать, на этот раз вас переиграли. Такого приема нам видеть еще не приходилось, похоже, за последние столетия вынужденного отшельничества боевая магия не стояла на месте. Надо запомнить на будущее, хотя, конечно, это требует огромной энергии, а, стало быть, для нас бесполезно. Жаль… Ну ничего, это — только начало нашей схватки».

Лорд Корбин

Они прошли по сплошному мясокостному фаршу, в который превратились и люди, и скелеты, и зомби. Пахло кровью, тленом, человеческими испражнениями, как когда-то давно, когда Корбину пришлось принять бой на кладбище. И мухи… Секунды прошли, кажется, а эти твари уже тут. Впрочем, плевать, не мешают.

Несмотря на свою уверенно-пламенную речь, Корбин отнюдь не был уверен в том, что правильно понял суть некромантии. Нет, он, конечно, надеялся, что не ошибся, но допускал и вероятность обратного. Если так, то он идет на верную смерть и тащит за собой мальчишек. Сейчас некромант почти наверняка ударит, не может не ударить. Если старому мерзавцу удастся накрыть их разом и проломить щиты, последствия будут плачевны. А раз так, надо рассредоточиться, так, в случае чего, больше шансов. Атака!

Гроссмейстер

«Что же, третий нестандартный ход. Вместо того чтобы продолжить атаковать строем, они рассыпались, вернувшись к первоначально ожидаемому варианту атаки с четырех сторон. Это, конечно, хорошо, но… Но три ошибки подряд — это уже плохо. Ой, ё… Мало того что под удар попал только де'Карри, так он его еще и отбить ухитрился. Точнее, не отбить, а заставить магию смерти как бы обтечь вокруг себя, уйти прочь, в глубины Пустоши, чтобы бессильно рассеяться там. Ой, ё… Слишком большие затраты сил, а результата — ноль. Надо срочно что-то делать… Что делать?.. ЧТО?!!»

Лорд Корбин

Наверное, некроманту было очень неприятно, когда стены в часовне вспучились и брызнули внутрь древесной щепой. Проще всего было, конечно, самому Корбину — он был и сильнее остальных, и стена напротив него была уже изъедена долетевшими до нее камнями, поэтому поддалась таранному удару почти что охотно, но и мальчишки не подкачали. Никто не стал умничать — сработали так, как он и планировал, и вместе, синхронно вломились в часовню. Корбин увидел, как ребята кинулись к медленно, как во сне, поднимающейся Джурайе, но это было не главное, главное — некромант, который с перекошенным гневом, а может быть, просто страхом, лицом вздымал руки, то ли готовя атаку, то ли в рефлекторном защитном жесте. И Корбин, не дожидаясь окончания движения, обрушил на него поток чистой энергии. Вал огня ударил в некроманта и был поглощен его неожиданно эффективным щитом, но это уже ничего не решало, поскольку Корбин и не ждал результата. Этот чудовищный по силе удар был всего лишь отвлекающим маневром, способом не дать некроманту времени думать о чем-то, кроме защиты. Основной удар был совсем другим, его не должны были остановить антимагические щиты. Поэтому первым и последним, что увидел некромант, когда огонь исчез, был пудовый кулак Корбина, летящий ему точно в лицо.



6893340819810616.html
6893369134300683.html
    PR.RU™